Российские каналы “оккупировали” украинские частоты Херсонщины и Донбасса

В Украине уже семь лет идет война, и на ее информационном фронте нам нечем гордиться. О том, почему до сих пор Украина проигрывает информационную войну технически, как противостоять экспансии и что можно сделать, чтобы улучшить ситуацию.

В США незаконное вторжение в эфир считается уголовным преступлением, во Франции программы могут закрыть без решения суда, если есть подозрение, что они влияют на общество, действуя в интересах иностранных государств . Вторжение в эфир почти везде регулируется на национальном уровне: налагаются штрафы, применяются санкции.

Например, Литовская Республика стала первой страной Европейского Союза, которая запретила российский телеканал “РТР-Планета” из-за нарушения норм Директивы об аудиовизуальных медиауслугах. Тем временем британский медиарегулятор признал вещателя “Russia Today” виновным в нарушении британского кодекса телерадиовещания. Великобритания и Польша договорились о создании совместного подразделения для противодействия российской дезинформации. В то же время в Украине уже семь лет идет война, и на ее информационном фронте нам нечем гордиться.

 

Ведь российские пропагандистские каналы вещаюяёт не только на оккупированных территориях, но и в районах, прилегающих к линии разграничения или админграницах. Так, эксперты Крымской правозащитной группы обнаружили восемь населенных пунктов в Херсонской области, где в доступе нет ни одного сигнала украинского телевидения, зато российское телевидение доступно в хорошем качестве.

О том, почему до сих пор Украина проигрывает информационную войну технически и что можно сделать, чтобы улучшить ситуацию, читайте в материале Центра  ZMINA

Почему жители Херсонщины и подконтрольного Донбасса вынуждены смотреть российские каналы

“Мы проиграли информационную войну. Я постоянно нахожусь на территориях Донецкой и Луганской областей, я проверил, что смотрят люди на приграничных территориях. В идеальном качестве жители Донецкой и Луганской областей на подконтрольной Украине территории смотрят такие каналы: “Новороссия”, “Мир-24”, “Звезда”, НТВ, Первый республиканский, “Россия-1”, ТВЦ, Первый российский, “Рен ТВ” , ТНТ, “Оплот”, “Оплот-2”, “Унион” и др. И я уже не говорю об оккупированных территориях. Кому мы противодействуем? Хочу напомнить, что именно с информационной агрессии началась война. К сожалению, за семь лет мы не поняли, что информационное пространство крайне важно. Мы этому до сих пор не начали системно противодействовать”, – заявил на комитетских слушаниях в апреле председатель Комитета по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий в Донецкой, Луганской областях и АРК Дмитрий Лубинец.

Вместе с тем не лучше ситуация и в районах Украины, граничащих с оккупированным Крымом. Так, в декабре 2020 года мониторы Крымской правозащитной группы, которая проводит мониторинг радио- и телеэфира на юге и севере Херсонщины, зафиксировали сигнал FM-радиостанций только в 7 из 19 населенных пунктов области. В марте этого года украинское радиовещание было доступно уже в 13 населенных пунктах с того самого списка.

Впрочем, как и раньше, невозможно было услышать украинские FM-радиостанции по меньшей мере в шести населенных пунктах – Соленое Озеро, Ермаково, Придорожное, Заречное, Джанкой, Овощное. Здесь на украинских радиочастотах транслируют собственные программы российские FM-станции.

Ситуация с перекрытием украинского телесигнала российским в этом регионе тоже угрожающая. По результатам последнего мониторинга КПГ, в восьми населенных пунктах на юге Херсонщины пока доступны только российские телеканалы.

Правозащитники проводили мониторинг в 21 населенном пункте на юге Херсонской области, используя портативный телевизор 12V, приставку Т2 и антенну со стандартным усилением сигнала (“Волна-2”).

В частности, в таких населенных пунктах, как Новониколаевка, Ивановка, Строгановка, Павловка, Григорьевка, Александровка, Хорлы и Раздольное, мониторы засканировали от 10 до 20 российских телеканалов и ни одного украинского. Среди российских каналов чаще всего встречаются “Россия-24”, “Россия-1”, “Звезда”, ТНТ, “Рен TВ”, НТВ, СТС, “Пятница”.

В то же время качество мобильного интернета украинских операторов в некоторых селах неудовлетворительное. Поэтому украинцы, живущие в этом регионе, фактически лишены нормального доступа к украинскому информационному полю. В российском же преобладают пропагандистские нарративы: разжигание вражды и издевательства над украинской идентичностью, очернение крымского Меджлиса и мусульман в целом.

Аналогична ситуация с украинским вещанием на территориях Донецкой и Луганской областей. Например, наш собеседник – полковник, эксперт по информационно-психологическим спецоперациям – рассказывает, что во время службы в ВСУ активно исследовал этот вопрос:

«На Донбассе есть места, где присутствует только российский сигнал. Потому что российский сигнал просто сильнее. В начале войны оккупанты на Карачуне завалили телебашню. Затем наши ее установили с помпой, но она не покрывала нужную площадь. Для того чтобы бороться с этой угрозой, пока нет политической воли. Во-вторых, это очень затратно. Фактически, если их передатчик стоит выше, чем наша глушилка, от нее толку нет. Надо делать новые башни, а они дорого стоят”.

Между тем, по словам Дмитрия Лубинца, в распоряжении так называемого “министерства информационной политики ДНР” есть семь телеканалов с широкой географией покрытия. Также этому ведомству подчиняется “государственная телерадиокомпания ЛНР”, которая объединяет все основные СМИ и охватывает один телеканал, “Луганск 24”, и три радиостанции.

“Все названные медийные ресурсы созданы на базе оборудования и частот телерадиоканалов Украины, которые действовали до оккупации. Это дает им возможность вещать на нашу территорию Донецкой и Луганской областей. Очевидно, что это очень мощный ресурс для ведения антиукраинской политики и промывания мозгов. Что же делаем мы по факту. А мы практически оставили жителей этих территорий без бесплатных украинских телеканалов. В январе 2019 года четыре медиагруппы закодировали сигнал своих телеканалов на спутниках, и теперь жители Донецкой и Луганской областей, впрочем, как и жители Крыма, смотрят бесплатные российские каналы”, – констатирует Лубинец.

 

Как известно, одним из первых шагов, которые сделала Россия на оккупированных территориях, был захват радиотелевизионных передающих центров, блокирование работы общенациональных СМИ, включение трансляции российских пропагандистских каналов. В Крыму это произошло за один день – 6 марта 2014 года. А уже к концу месяца россияне полностью отключили аналоговое вещание, а на освобожденных частотах началась трансляция только российских каналов.

Первый заместитель руководителя прокуратуры АР Крым и г. Севастополя Виталий Секретарь отмечает, что украинские телерадиоорганизации тогда понесли большие

убытки: “Во время досудебного расследования мы установили, что потеря государственного бюджета из-за неуплаченного сбора за продление лицензий захваченных частот – это 503 частотных объекта – превысила 18 млн гривен, доступ к украинскому кабельному телевидению потеряли все абоненты, а их было не менее 200 000. Общая сумма потерь того же радиотелевизионного передающего центра АРК была 160 млн гривен, потери Украинского государственного центра радиочастот – более 25 млн грн. А частные провайдеры, украинские радиостанции, телеканалы потеряли более 343 миллионов гривен”.

По сути, считает представитель прокуратуры, Россия оккупировала украинские ФМ-частоты, которые принадлежат государству. А захват на оккупированной территории собственности страны без необходимой потребности являются военным преступлением. Захват такой собственности на неоккупированной территории – еще одно доказательство агрессии.

“Если смотреть на Четвертую Женевскую конвенцию (ст. 147), а также на Гаагское положение 1907 года, они говорят о запрете широкомасштабного уничтожения и присвоения имущества, независимо от формы его собственности. Мы квалифицируем такие действия по части 1 статьи 438 УК (“Нарушение законов и обычаев войны”) – как военное преступление. То есть на национальном уровне мы привлекаем к ответственности по факту захвата имущества, кроме того, используем международный механизм в сфере нашей компетенции – сообщение в Международный уголовный суд”, – говорит секретарь.

Что можно сделать, чтобы противостоять захвату телеэфира и информационной экспансии

В Украине пока насчитывается не менее 11 ведомств, которые имеют влияние на информационное пространство. Эта межведомственная разобщенность управленческих функций и ресурсов в условиях войны приводит к тому, что насущные проблемы информационной сферы якобы эффективно решаются уже седьмой год. Но Украина до сих пор не смогла восстановить потенциал утраченной на оккупированных территориях теле- и радиоинфраструктуры, в частности построить достаточное количество новых высотных вышек и нарастить высоту действующих.

Мы пообщались с тремя инженерами и двумя руководителями телерадиоорганизаций, пожелавших остаться анонимными. Они выделили имеющиеся проблемы с вещанием вдоль украинских границ, не затрагивая вопрос качества контента и языка ведения эфира. А также сформулировали четыре шага, реализация которых позволит эффективно противостоять интервенции русской речи в районах, граничащих с оккупированными территориями.

Ниже приводим перечень этих шагов и ответы государственных институтов о том, что они уже сделали в этом направлении, что планируют сделать в ближайшее время, а также какие для этого нужны ресурсы и решения власти.

1. Наращивать технологическое обеспечение украинского вещания на линии разграничения с временно оккупированными территориями, а также на границе с Россией, Беларусью, Молдовой

Наши собеседники считают, что Украине крайне нужно усиливать покрытие радиосигналом приграничных территорий.

“Например, у нас даже у “Армии ФМ” нет покрытия по всей стране. Однако Россия по линии границы построила сеть “Вести ФМ”, которая вещает даже в глубине Черниговской области, на Херсонщине. Конечно, что-то строится, однако этого мало. Нужно поднимать выше передатчики и увеличить мощность вещания. Сейчас высота вышек на границе с Крымом – 200 метров. Но российская башня в Красноперекопске все забивает. У россиян мощность 5 кВт. У нас 200 Вт”, – говорит один из них.

В ответе на информационный запрос издания ZMINA Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания сообщает, что в период с 2016 до 2018 года Украина построила вблизи границ с оккупированными территориями четыре новые радиопередающие башни и увеличила высоту еще одной. Но все они действительно ниже 200 метров.

Так, установленная в 2016 году на горе Карачун вблизи Краматорска радиотелепередающая станция (РТПС) высотой 184 метра обеспечивает покрытие прилегающих территорий сигналом в радиусе около 63 км. На сегодня из башни осуществляется вещание пяти радиостанций, трех аналоговых и девяти цифровых телеканалов.

Построенная в этом же году 150-метровая башня в селе Чонгар Генического района, по данным Нацсовета, обеспечивает радиовещания на юге Херсонской области, вдоль административной границы с АРК и в восьми населенных пунктах территории полуострова. С башни пока вещают четыре радиостанции, три аналоговых и девять цифровых телеканалов.

 

В 2017-м Украина построила новую радиотелепередающую станцию высотой 134 метров в селе Бахмутовка Новоайдарского района Луганской области. Как отметили в Нацсовете, с этой башни на населенные пункты вдоль линии соприкосновения вещают 12 радиостанций, три аналоговых и 10 цифровых телеканалов. А построенная в 2018 году 190-метровая башня в городе Горняк Донецкой области транслирует вещание 12 радиостанций, четырех аналоговых и 12 цифровых телеканалов.

Также Украина повысила до 130 метров телекоммуникационную башню в пгт Чаплинка Херсонской области.

Башня-передатчик в Чаплинке в процессе реконструкции. Фото: Громадське

В этом году Украина планирует достроить новую 150-метровую радиотелевизионную башню в поселке Камышеваха Луганской области. Для вещания с этой башни просчитано восемь радиочастот, три аналоговых и два цифровых канала.

Впрочем, в Нацсовете соглашаются, что сегодняшних мощностей недостаточно для покрытия всех так называемых белых пятен на Херсонщине.

“К 2014 году так было распланировано вещание, что часть юга Херсонской области накрывало сигналом из Крыма (так удобнее было в связи с рельефом, технические нюансы). После оккупации эти передатчики россияне перепрофилировали, и они начали транслировать на материковую территорию Украины, на Херсонскую область уже российские каналы. Сначала это был аналоговый сигнал, затем цифровое вещание”, – заявил представитель ведомства в Херсонской области Сергей Мовчан в интервью информагентству Укринформ.

По его словам, сейчас только около 70% территории области покрыто цифровым сигналом.

Решить эту проблему должно создание седьмого общенационального мультиплекса (МХ-7). Филиал Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения на Херсонщине планирует задействовать девять антенно-мачтовых сооружений с установкой на них цифрового передающего оборудования, что, по словам Мовчана, увеличит процент покрытия цифровым сигналом области в разы.

2. Обновить радиовещания на средних волнах и обеспечить государственную поддержку вещателей, которые будут готовы работать на таких волнах

“Вещание на средних волнах, от которого Украина постепенно отказывалась, в условиях войны может доказать свою эффективность, потому что это вещание не так просто заглушить, как обычные ФМ-волны. Конечно, это дорогостоящий процесс, необходимо специальное оборудование, только час вещания на таком передатчики стоит несколько тысяч гривен. И это серьезное изменение сетки вещания, формы контента, поэтому без господдержки здесь тоже не обойтись”, – делится наблюдениями представитель медиарынка.

В то же время в ответе на информационный запрос Нацсовет сообщает, что сейчас на основании разрешений на временное вещание в стране ведется АМ-вещание только на двух частотах: Украинское радио на частоте 0,873 МГц в городе Часов Яр Донецкой области и Радіо Крим.Реалії на частоте 648 кГц.

В Нацсовете добавляют, что в начале этого года Радіо Крим.Реалії увеличило мощность с 10 до 25 кВт, что позволило радиостанции покрыть сигналом почти весь Крым.

3. Не соблюдать ограничения мощности передатчиков на пограничных территориях в условиях постоянных нарушений таких ограничений со стороны Российской Федерации

“Необходимо рассмотреть вопрос устранения ограничений мощности передатчиков на приграничных территориях, по крайней мере тех, которые граничат с Россией, Беларусью. Кроме того, УГЦР не должна согласовывать частотные присвоения с РФ в условиях войны, так как сейчас мы выполняем международные обязательства, а Россия – нет”, – считает другой собеседник издания.

Со своей стороны Украинский государственный центр радиочастот (далее – УГЦР), отвечая на вопрос по информзапросу о том, вносились ли изменения в порядок частотных присвоений из-за военной агрессии, сообщает, что в настоящее время только Украина продолжает выполнять международные обязательства. “Согласование” (корректнее – международная координация) радиочастотных присвоений проводится в соответствии с Конвенцией Международного союза электросвязи (МСЭ). Это специализированное учреждение ООН в области информационно-коммуникационных технологий. Украина является членом МСЭ с 1947 года. Согласно уставу МСЭ, государства-члены организации не должны изменять характеристики своих станций или вводить в эксплуатацию новые, не получив согласия других государств-членов.

В УГЦР отмечают, что все присвоения радиочастот на оккупированных территориях сохраняются исключительно за Администрацией связи Украины. Однако, как говорят участники рынка, РФ продолжает нарушать международные обязательства и использует захваченные частоты для пропагандистских каналов.

Частотные присвоения должен заказывать Нацсовет. И с начала оккупации в марте 2021 года специалисты УГЦР по заказу Нацсовета просчитали 314 радиочастот, в том числе 194 – для аналогового звукового вещания, 53 – для аналогового телевизионного вещания и 64 – для цифрового наземного телевизионного вещания Украины на вышеупомянутых территориях.

В настоящее время на территориях с особым режимом вещания используется более 500 радиочастот, но здесь считаются и частоты, выделенные до начала войны.

 

4. Принять нормативные акты, которые позволят уменьшить финансовую нагрузку (упрощение налогообложения и т.п.) на вещателей, которые вещают на оккупированные территории

“Сейчас вещание полностью оплачивают сами вещатели. А это неправильно. Государство должно увеличить мощности. Вещателям нужно регулярно проводить частотный мониторинг, платить большие налоги на частотный ресурс. Государство должно взять на себя финансирование этого всего. Назвать это, например, защитой информобороны. Чтобы не брать на приграничных территориях деньги с вещателей за это все. Сделать им льготы на оплату электроэнергии для передатчиков. Уменьшить налог на использование частот, граничащих с оккупированными территориями. Сделать льготы на ввоз иностранных передатчиков для обеспечения такого вещания. Удешевить сертификацию этих передатчиков. Оставить только операционные платежи, без которых нельзя обойтись заказчику, то есть максимально сократить расходы.

Кроме того, чтобы увеличить устойчивость независимых вещателей, которые вещают на Донбассе, украинская власть должна предоставлять таким станциям возможность вещать в крупных городах, где можно продавать рекламу и зарабатывать деньги. Рекламный рынок на Донбассе сейчас беден, и те вещатели, которые там работают, должны диверсифицировать источники своего финансирования, в частности зарабатывая на частотах в крупных городах”, – высказывает пожелание участник медиарынка.

Как сообщает в ответ на информзапрос Нацсовет, в 2016 году Кабмин согласовал уменьшение размера лицензионного сбора в районе проведения антитеррористической операции на 70%.

Кроме того, Кабмин разработал проект постановления, согласно которому эту скидку можно будет применить и для эфирного аналогового радиовещания и многоканального телевизионного вещания (цифровое эфирное телевидение).

Этот проект постановления под названием “О внесении изменений в Методику расчетов размеров лицензионного сбора за выдачу или продление срока действия лицензии на вещание, лицензии провайдера программной услуги, определения размера платы за переоформление лицензии и выдачу дубликата лицензии на вещание, лицензии провайдера программной услуги” пока вынесен Министерством культуры и информационной политики на общественное обсуждение. Замечания к нему принимаются до 23 мая 2021 года.

Кроме того, в Нацсовете отметили, что разрешения на временное вещание на территориях с особым вещанием (которые вещатели переоформляют раз в год) пока оформляются бесплатно.

Между тем все участники рынка, с которыми мы поговорили, уверены, что без эффективной деятельности государства на приграничной территории, особенно в условиях эскалации, не обойтись. Потому что это очень опасно. Вещателям необходима государственная поддержка.

Об этом много говорили и во время недавних слушаний в комитете в ВРУ на тему “Обеспечение стабильного украинского вещания на временно оккупированных и пограничные территории Украины”. По результатам этого обсуждения разработали рекомендации, которые должны быть наработаны в “дорожную карту” неотложных правовых, организационных, финансовых, инфраструктурных мероприятий, как говорится, “по восстановлению информационного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях”.

Но когда именно очередной круглый стол перерастет в реальные действия, пока неизвестно. Между тем просто вспомним, что в госбюджете Украины на осуществление мероприятий в сфере защиты национального информационного пространства в 2021 году заложено примерно 50 млн гривен. А, по данным открытых источников, Россия только официально из федерального бюджета “в поддержку СМИ” закладывает 102 млрд рублей, то есть около 38 млрд гривен.

Тетяна Курманова, Ірина Сєдова;  опубликовано в издании ZMINA

 



https://kievtime.com/wp-content/uploads/2021/06/rossiyskie-kanaly-okkupirovali-ukrainskie-chastoty-hersonschiny-i-donbassa-2.jpghttps://kievtime.com/wp-content/uploads/2021/06/rossiyskie-kanaly-okkupirovali-ukrainskie-chastoty-hersonschiny-i-donbassa-2-150x150.jpgadminВійна з РосієюПолітикаСуспільство  В Украине уже семь лет идет война, и на ее информационном фронте нам нечем гордиться. О том, почему до сих пор Украина проигрывает информационную войну технически, как противостоять экспансии и что можно сделать, чтобы улучшить ситуацию. В США незаконное вторжение в эфир считается уголовным преступлением, во Франции программы могут закрыть...| Київської області та України | Kiev Time